Испанская Socoin начала разработку ТЭО украинского LNG-терминала (часть 1)
виртуальная выставка
главная о выставке новости тендеры участники мероприятия статистика
каталог выставки
 


новости
Испанская Socoin начала разработку ТЭО украинского LNG-терминала (часть 1)

До строительства непосредственно терминала для приема сжиженного газа (LNG-терминала) в Украине еще далеко. Да и решение о LNG-терминале зависит не от испанской компании Socoin, готовящей сейчас технико-экономическое обоснование для его возведения, а от решительности украинской власти и комплекса мер, которые необходимо выполнить, чтобы LNG-терминал и завод по регазификации сжиженного газа все же появились. Но именно Socoin готовит почву для продуманного выбора места расположения будущего терминала и должна рассчитать и предложить наиболее приемлемые варианты технического и технологического решения этой серьезной задачи.

Украинский LNG-терминал может быть похожим на испанский терминал Saggas

В связи с этим пять ведущих специалистов во главе с президентом компании Socoin Аркадио Гутьересом Запико (Arcadio Gutierrez Zapico) и представители ГП «Национальный проект LNG-терминал» в конце октября провели так называемые полевые исследования. Это необходимо для разработки технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства LNG-терминала (в частности, завода по регазификации сжиженного газа) в Украине. Прежде чем отбыть в Испанию для тщательного анализа всей полученной информации, президент Socoin Аркадио Гутьерес Запико и глава Координационного совета «Национального проекта LNG-терминал» Виталий Демьянюк в эксклюзивном интервью ZN.UA рассказали о своих впечатлениях и ожиданиях от совместной работы над проектом ТЭО будущего LNG-терминала.

— Г-н Гутьерес Запико, вы с коллегами, а также представители заказчика на разработку ТЭО будущего LNG-терми­на­ла только что посетили места, где, как я понимаю, планируют построить терминал. Забе­гая наперед, хочу узнать, опре­­де­ли­лись ли вы уже с местом расположения терминала?

— Вы слишком торопитесь. К тому же будет определяться именно заказчик. Мы же сначала рассчитаем стоимость наиболее приемлемых вариантов расположения терминала, завода по регазификации и всей необходимой инфраструктуры. Ведь украинский заказчик должен иметь четкое представление, сколько такой объект может стоить в зависимости от конкретного места и условий. Собственно, в этом и состоит наша главная задача. Вы, наверное, знаете, что Испания держит первенство в мире по строительству таких терминалов. Первый LNG-терминал был возведен в 1970 году, последний достраиваем сейчас. Так что нам есть что предложить Украине.

— Что вам подсказывает ваш опыт относительно осмотренных участков и их перспектив для расположения терминала?

Аркадио Гутьерес Запико. — Мы посмотрели две предложенные площадки — портопункт «Очаков» (Николаевская область) и морской торговый порт «Южный» (Одесская обл.), а также посетили государственное предприятие «Дельта лоцман». Одна из этих площадок в районе г. Очакова — можно сказать, инфраструктурно нетронутая земля. Вторая — возле порта «Южный» — уже работает и имеет полностью развитую портовую и транспортную инфраструктуру, там также расположено очень важное для этого региона производство. Фундаментальное отличие этих площадок в том, что одна из них развитая, а вторая почти не развитая. Мы получили ответы на все наши многочисленные вопросы. Теперь нам нужно все это тщательно проанализировать и рассчитать экономику всех вариантов этого проекта.

Виталий Демьянюк. — Наша поездка подтвердила, что с предварительным выбором всех четырех участков мы не ошиблись. Потенциально на каждом из них можно строить терминал. На одних участках это возможно в рамках вписывания в портовую инфраструктуру, что безусловно является, с одной стороны, позитивом, а с другой — потребует от нас более детальной работы и анализа уровня загруженности портов, графика работы портовых служб, графика прохода судов.

На других площадках нет проблем, связанных с вписыванием в действующий порт. Там больше возможностей для комплексного анализа и работы по созданию практически новых портов в Украине. Но это потребует консолидированных усилий от нас как Агентства по национальным проектам, от государства и, возможно, от коммерческих партнеров, которые рядом с терминалом будут развивать другие портовые бизнесы, например обработку грузов сельскохозяйственного назначения, перегрузку угля и т.п.

Каждая из этих площадок была детально осмотрена, и мы ожидаем через месяц подробного отчета-анализа по каждой из них, тогда мы сможем поработать над завершением нашего ТЭО в деталях. А до 31 января 2012 года, через 112 суток после подписания соглашения, испанский подрядчик обязался разработать ТЭО строительства LNG-терминала, в котором будут указаны место и ориентировочная стоимость строительства.

— Не мало ли 112 дней для такой кропотливой работы? На качестве это не скажется?

А.Г.З. — ТЭО с макроэкономическими параметрами за это время сделать можно. Единст­вен­ное отличие по сравнению с другими тендерами — нам дали очень сжатые сроки. Надо очень быстро работать. Практика показывает, что сам тендер часто усложняется ка­кими-то обстоятельствами. Нас здесь также удивили скорость реакции и серьезность под­­хода. В стра­нах Европы дольше думают и тратят больше времени. Пока что все запланированные сроки мы соблюдаем. И наше партнерство с украинскими заказчиками вызывает большое удовлетворение.

— Вас не пугала на первом этапе тендера перспектива работать в незнакомой для вас стране, которой на тот момент была Украина? Тем более что опыт компании Fenоsa в энергетике Украины оказался совсем не положительным, в отличие, например, от управления энергоактивами в Молдове…

А.Г.З. — Никакого страха не было. Камнями нас никто не забрасывает (смеется). Мы работаем в странах намного более сложных, чем Украина, имеющая достойные отношения с Европой и, в частности, с Испанией. Я считаю, что это очень достойная и хорошая страна. Правда, Виталий Демьянюк нас напугал, что до апреля здесь идет снег (смеется).

— Отличаются ли по сравнению с другими подобными тендерами, которые выиграла Socoin, условия украинского конкурса на разработку ТЭО строительства LNG-тер­ми­нала?

А.Г.З. — Нет, условия тендера довольно стандартные. Как говорят в Испании, это не то, что строить арку какого-то собора (такая работа очень филигранная). Нужны порт, причал, где суда будут швартоваться, несколько танкеров и емкости (мы их называем танками) для хранения сжиженного газа, которые являются составляющей завода по регазификации сжиженного газа.

— Не станет ли украинский LNG-терминал таким же долгостроем, как известный собор в Барселоне, который не могут достроить уже второе столетие после смерти архитектора Гауди?

А.Г.З. — Нет! (Смеется.) Терминал не будет таким долгостроем, как упомянутая вами «Саграда фамилия». Конечно, есть и будут трудности и сложности, как и везде. Могу сказать, что за последние 10—12 лет в Испании мы принимали участие в строительстве четырех терминалов такого же типа, как предлагаем построить в Украине, и еще три терминала модернизировали.

В.Д. — Только что Аркадио Гутьерес Запико подтвердил реалистичность проекта LNG-терминала. Здесь нет ничего такого, чего бы эта компания и мы не могли технологически решить.

— Что в наибольшей степени влияет на выбор типа LNG-терминала?

А.Г.З. — Несколько принципиальных факторов. В частности, нужно знать, с какими объемами газа вы хотите, планируете работать. Если это будет 10 млрд. кубометров ежегодно с поэтапным введением мощностей, то необходимо предусмотреть место для расширения емкостей для хранения газа. Нужно учесть тип танкеров (весь мир сегодня использует танкеры на 150 тыс. тонн), предусмотреть, чтобы порт мог принимать такие суда и имел причал с 15-метровыми глубинами. Необходимо также предусмотреть возможности по расширению порта. Потом — сам завод по регазификации сжиженного газа. Имеет также значение наличие и удаленность от газотранспортной инфраструктуры (сколько придется прокладывать километров газопровода, чтобы соединить терминал с действующей газотранспортной системой). Все это влияет на стоимость проекта.

В Испании (и не только там) сейчас расширяют мощности действующих терминалов и увеличивают количество емкостей для хранения газа (количество танков). Там, где было два танка, теперь ставят четыре. И все это следует предусмотреть.

— Какой процесс при строи­тельстве LNG-терминала самый трудоемкий и продолжительный?

А.Г.З. — Собственно, это установка упомянутых уже танков. 32—36 месяцев длится строительство одного танка. Причем неважно, строите вы один или сто, все равно понадобится до 36 месяцев. Танки — это большие емкости, закрепленные на стальном каркасе. И производителей такой продукции в мире — три-четыре компании (в Японии, США).

В.Д. — Уже при разработке ТЭО мы работаем над тем, что касается оборудования и определенных инженерных решений. Все это будет использоваться во время строительства терминала. И сегодня у нас есть просьба к нашим испанским коллегам, чтобы при разработке ТЭО проекта они учли самый широкий спектр передовых технологий, которые мы можем применить.

— Можете ли вы привести пример построенного вашей компанией LNG-терминала, подобного будущему украинскому?

А.Г.З. — Могу не только назвать. Мы даже планируем его показать в ближайшее время украинским заказчикам. Это LNG-терминал в Валенсии (см. фото.).

Алла Еременко "Зеркало недели. Украина" №40, 04 ноября 2011

© 2009-2011 Nestor
Разработчик программого обеспечения виртуальных выставок - "Нестор"
Представитель виртуальных выставок в странах Евросоюза - XX-expo